Крашенинников леонтий иванович познакомится с девушкой

Крашенинников, В.В. Очерки по истории Брянской земли:сб. науч - Рефераты по истории техники

Новости, Внешэкономсвязи, политика, структуры государственной власти, экономика, право, банки, инвестиции, таможня, промышленность, власть. Вошла, потупив взор, пухлощекая девушка в короткой подбористой шубейке с белой Вот Адам Иванович Олсуфьев, тайный советник, на курносом лице лежит изучить документы, познакомиться с городом, отдохнуть с дороги. .. Прозванье у нас было «Мезенцевы» — отец мой, Леонтий, вышел с. Первой женщиной, поступившей в России на железнодорожную обер- кондукторам пассажирских поездов: Леонтию Горелову и Владимиру Ямпольскому, дорожнаго мастера 12 участка Фридриха Ивановича Эли. короткое время сумел познакомиться с дочерью нач. станции г.

С конца х годов наступил следующий этап развития костюма. Платье стало короче и приобрело строгий, стройный силуэт. Лиф стал мягким, с небольшим напуском и завышенной талией. Юбка — прямая, узкая, часто украшалась асимметричными, плотно прилегающими к фигуре драпировками. Одной из особенностей моды стало соединение тяжелых тканей — бархата, парчи, атласа — с полупрозрачными воздушными газом, шифоном, тюлем. Женская мода снова стала меняться — одежда стала более практичной; узкую прямую юбку сменила миди-юбка в складку, шляпы стали меньше и без отделки.

Работающие женщины поняли, что практичная, строгая одежда имеет и свое очарование: Это работы ребят в возрасте от пяти до шестнадцати лет. Мандалы — это рисунки, выполненные в круге по специальной технологии. Выставка представляет живописные и графические произведения Льва Лагорио из собраний музеев Вологды, Рыбинска, Переславля-Залесского и Ярославля.

Лагорио — яркий и самобытный художник в истории русского искусства XIX. Судьбу юноши определило знакомство с творчеством его земляка, другого феодосийского художника — еще молодого, но уже знаменитого Ивана Айвазовского, в мастерской которого он занимался в — гг. В то же время работа на натуре, наблюдения природы позволили художнику выработать собственный стиль.

Крашенинников, В.В. Очерки по истории Брянской земли:сб. науч

Лагорио прославился благодаря пейзажу. Круг сюжетов был достаточно широк. Он писал горные, лесные пейзажи, батальные сцены, но особое внимание всегда уделял марине. Море Лагорио видел по-своему. Он редко писал бури, патетически-взволнованные образы морской стихии его мало привлекали. Любимыми мотивами были камерные пейзажи побережий с видами на морские дали и небо, уютные и гостеприимные бухты со стоящими на рейде кораблями, с домиками, теряющимися в дымке у подножия гор.

На выставке представлены все периоды творчества Льва Лагорио. Самым ранним, исполненным еще в период учебы в Академии, является ночной пейзаж с луной и парусными лодками у берега. В нем в полной мере нашли отражение навыки, полученные в мастерской прославленного педагога и художника-романтика М. Пейзаж исполнен по впечатлениям путешествия по Финскому заливу в г.

В дальнейшем на смену романтике придет тонкая поэзия, особенно привлекательная в ночных видах освещенного лунным светом Петербурга. Море у Лагорио — серебристое, прозрачное, со множеством оттенков.

Тонко передано состояние водной поверхности, морские волны сине-голубого цвета с солнечными бликами на первом плане создают ощущение бескрайнего морского пространства. Причем цветовая гамма точно соответствует природе места, которое выбрано для пейзажа. В каждом случае уловлено настроение, будь то Крым, Кавказ, окрестности Петербурга, Финляндия или Норвегия.

Владимир Глухов 3 августа — 27 августаГубернаторский дом Вход свободный Выставка представляет произведения из собрания московского коллекционера и мецената, основателя Фонда поддержки искусств и музейной деятельности Юлии Вербицкой. Главная тема проекта — возвращение домой, к истокам творчества — объединяет выставки двух разных по мировосприятию живописцев — Алексея Бесперстова и Владимира Глухова, учителя и ученика, творчество которых неразрывно связано со Средней Азией.

После Ярославля выставка отправится в другие регионы России и страны. После участия в Великой Отечественной войне вернулся в Сталинабад в городу возвращено историческое название — Душанбепосвятив себя живописи и преподаванию.

Картины —х — это яркий и насыщенный период творчества художника. Алексей Бесперстов — автор множества пейзажей: В экспозицию также вошли живописные холсты и этюды Алексея Бесперстова, написанные им в поездах по Крыму.

В х покинул Таджикистан и переехал в Тюмень, но среднеазиатская тема осталось для него главной. Там солнце, фрукты, ослепительные краски — алый, лазоревый, желтый Художник выработал собственный стиль. В работах Владимира Глухова проявляются черты европейского фовизма. Полный — 60 руб. О пляжной культуре начала ХХ века на выставке напоминают две картины.

На полотне Константина Юона — купание девушек-крестьянок в уединенном месте на реке. Упоение жизнью, молодостью, радость долгожданного перерыва в тяжелой работе жарким летним днем — этим настроением делится художник со зрителем, предлагая ему вспомнить личные летние впечатления.

Небольшой этюд Исаака Бродского также переносит нас на реку: В разделе советского периода лирической героиней стала керамическая скульптура Раисы Завьяловой. Женщина с чемоданом, уставшая, на вокзале…. И вдруг ей вспоминается беззаботное жаркое лето, отпуск. Вокруг — пляжная жизнь: Интересны на выставке легкие акварели —х годов Ивана Рерберга, Антонины Софроновой, Марии Бутровой, Давида Дубинского, Зои Бобковой, исполненные художниками на морских курортах.

Серия карандашных рисунков х годов Бориса Иванова посвящена различным курортным типажам.

Леонтий Филиппович Магницкий ( ) - PDF

Это было время, интересное для судьбы города. Время крупных открытий в науке и технике, время больших взлетов в области литературы и искусства. На нашей памяти появились первые кинематографы, граммофоны, аэропланы. Мы были одними из первых пассажиров трамвая, автомобиля. Многоликая уличная толпа обогатилась потоком типажей из коммерсантов, купцов, банкиров, с одной стороны, и рабочих, ремесленников из деревни, приказчиков — с.

Множились и расширялись магазины. Мы не ставили перед собой задачи отразить постепенный ход изменений быта и нравов, а только попутно старались отмечать черты отмиравшего старого и нарождающегося нового. Не касаемся мы и политической жизни города, поскольку разобраться в ней юношам, глазами которых мы смотрим, было не под силу.

Они знали о его приезде, солдат Савва Попов заблаговременно привез распоряжение воеводы Орленгской, Илгинской и Тутурской приказным избам: При самом подъезде крестьяне от смеха прикрывали рты рукавицами-лохмашками. Староста Захар Дружинин, обычно строго невозмутимый, шибко суетился, сдергивая со столба-коновязи рыжего кота, загнанного, подобно соболю, собаками-лайками. Кот горбился, фыркал, отбивался лапами от рукавицы Захара. Наконец староста зацепил его за лапу и хотел занести в приказную, да уж крик раздался: Набатный звон сорвался с колокольни и разнесся по Илге.

Захар затолкнул кота за пазуху и взял в руки хлеб-соль на деревянной тарелке, поправил на нем полотенце, расшитое петухами. Воевода вылез из расписной кошевки, смахнул рукой ледок с усов и мшистой бородки, отросшей за дорогу.

Выписки из журнала Железнодорожник 1903-1909г

Но вот в глазах затеплилась смешинка: Сев за стол, воевода спросил собравшихся: Воевода повел разговор о недоимках, денежных и хлебных, и лица крестьян посерели, завяли. Вот осталось, — показал на лоб, где кривился шрам, делающий лицо еще более строгим, — спасибо нашим мужикам, они меня отняли Вот такой у нас святой отец. Но разбирательство тянулось много лет, и правды я не нашел. Направлю к вам землемера.

После собрания крестьяне обступили воеводу, вели непринужденный разговор. Дружинин пригласил воеводу в гости: Когда шли по улице, навстречу вылетела оленья упряжка. Перед ними остановились олени с лоснящейся шерстью, косили на встречных черные, с глянцевитым оттенком.

Твой борода обманул, холерный, окаянный. А тунгуска Иленга помнишь? В Яндах мне порох давал. Огненный вода не пьет. Ты его шибко хорошо постращал. В рождество в Илимск нюльгарить будем.

Тогда наш чум заходи. Растерялся воевода — не знает, что и сказать. Без него шибко скучно. Родилась она на горном стойбище, в верховье речки Иленги — быстрой, бегущей вскачь По названию речки и дали ей имя. И кочевала аргишила в люльке, привьюченной к оленьему седлу. Весной, когда от солнца обгорают лица и руки, открываются, будто обугливаются гребни хребтов, а на речном льду голубеет вода, девочка бегала наперегонки с малыми оленятами.

Они заигрывали с ней точь-в-точь как со своими сверстниками: Летом и осенью тунгусы спускаются с оленями ниже. Зимой, когда пурга прибавляет снегу, снова торопятся вести табун вверх, к гребням, где легче копытить снег оленям, доставать бело-курчавый ягель.

Тогда Иленга сидит на нартах и повторяет протяжный гонный крик: Когда ей это надоедало, она начинала кричать: И сейчас она запела о том, что хочет угощать капитана мясом горного барана и глядеть в его глаза: Воткнула в снег хорей палку для понукания оленей и стала плясать вокруг него: Собираясь вечером в баню, Ларион рассказал Захару, что в Яндинском отроге подарил тунгуске порох там он не продавалсявот она и вспомнила.

Воевода долго не возвращался из бани, и Захар забеспокоился: Подошел по скрипучей тропке к предбаннику-загородке без крыши и дверей. Увидал на лавке тунгусскую парку и сверкающие бисером рукавицы, которые принадлежали Иленге.

Под берегом за тальником переминались олени, жевали, склонив рога. Месяц в небе широко улыбался. Когда Ларион вернулся из бани, староста Захар спросил: Только угорел малость, — и отвернул. Сразу за деревней — сутолочь гор, тайга лохматая с ее непролазью и трущобами. Тайга и горы кругом, гуда ни кинь взор, лишь небо высокое, да раздольная Лена вещают о других местах, где люди живут по-иному. Построенный на деньги прихода, храм напоминал распускающийся бутон цветка, а бревна были так искусно отесаны, так подогнаны один к другому, что воистину комар носу не подточит.

Через дорогу от изб торчат на берегу бани, поставлены ближе к воде. Тропинки от них прорезают круть берега и ведут к крапчатой, обласканной водой гальке, возле которой приютились лодки. По реке натяжно доносится шум речки Иленги, строптиво впадающей в Лену выше по течению, в устье она разбилась на несколько дерзких проточек. На другом ленском берегу, повыше от деревни, величественно выдвинулся утес Чангакан, один край его вершины, обращенный к западу, к ветреной стороне, в зазубринах и россыпях.

Росла Аринка худенькой и длиннорукой, нескладной в движениях, подобно игрушке-перевертышу, которую привез с ярмарки ее отец, Дмитрий Ознобихин, ездивший с обозом в Иркутск. Жизнь протекала у нее на природе.

Любуйся летом, как стрижи пролетают над рекой в косом полете. Зайчонка однажды поймала в сочной черемше, за которой ходила с матерью вверх по Иленге, текущей с Березового хребта. Она взяла его на руки, серый зверек пугливо поводил длинными ушами, складывал задние ноги пополам, пытался закрыть короткими веками свои большие, навыкате. Он попался потому, что трава под ветром шумит С сияющими глазами Аринка отпустила зайчонка — он прыгнул в сторону и затерялся в густой черемше.

А еще был случай. Весной, когда трепыхался и пел в солнечном небе жаворонок, она боронила верхом на лошади, а отец пахал. Глянцевитые пласты оставались после каждого загона.

Капризничала под Аришкой лошадь, норовила сбросить. Отец, шагавший за ковыляющей косулей сохойостановился и, глядя на бороньбу, выкрикнул: Аринка обернулась, считая, что над Леной летит пестрый зеленоголовый селезень. Но в этот миг лошадь дернулась в сторону, и девчонка с нее шмякнулась.

Копыто легко скользнуло по лицу, бороной шибануло по плечу и боку.

Выписки из журнала Железнодорожник г :: Дневник Pupil :: Дневники участников

А еще нюни распустила Вечером Аринка расказала матери о случившемся. Федосья Ознобихина увидела синяки на худеньком теле дочери. Отец-то, вишь, бьетца, надоть ему помогать. На охоту пойдет — белок тебе на шапку настреляет Но Дмитрий Ознобихин год от году стал работать хуже.

Будто кто подменил мужика — смуглолицего, с навесистым чубом и рясными курчавинками в бороде. Раньше он все делал в хозяйстве по рассудку, слыл удачливым охотником, но стал помаленьку зазнаваться и, хуже того, часто заглядывать в кабак. Вернется из зимовья с хорошей пушниной, и от этого загордится, заважничает, а потом по пьянке всю ее спустит купцу Юлдусеву, который каждую осень останавливался в Усть-Иленге.

  • Повседневная жизнь Петербурга на рубеже XIX— XX веков; Записки очевидцев (fb2)
  • Черемисин ключ
  • Леонтий Филиппович Магницкий ( )

Под утро возвратится от кабатчика Фомки Бузикова — вдрызг пьяный, измызганный, с пеной у рта. Меня сам купец Алышай уважает